Пиратская Бухта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пиратская Бухта » Порт-Ройял » Бордель "Кьерридо"


Бордель "Кьерридо"

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Бордель "Querido" - один из самых преуспевающих борделей на Ямайке. При том, надо отметить, не самый большой. Владелец - Бью Бэйли.
На первом этаже Вас встретит местная "Мадам", которая предложит выбрать то, как и с кем Вы проведете свободное время.

2

- Питер, неужели ты не можешь ехать быстрее? Ты же знаешь, как я не люблю опаздывать, и как мой папенька не любит ждать, - капризным голосом лепетала девушка, аккуратно высовывая румяное личико из окошка коляски. Джоан и правда не любила опаздывать, хотя, гувернантки с ранних лет учили девочку, что настоящая леди должна опаздывать на пять минут. Ни секундой меньше, ни секундой больше - ровно на пять минут.
- Дороги-то тут плохие, мисс О'Брайн. Боюсь, поедем-то быстрей и в ухаб-то свалимся, - грубоватый, но добрый деревенский голос звучал с вожжей. Питер никогда не отличался правильностью постановки слога.
- Уж лучше провалиться в ухаб, чем упасть в глазах папеньки! - Никак не унималась Джоан, голос которой становился все настойчивее и громче. - Ну же, Питер, давай быстрее! - Прикрикнула Джоан и, замечая как лошади ускоряют свое движение, самодовольно скрылась в салоне коляски.
С самого раннего действо Джоан отличалась не только пунктуальностью, но и излишними самолюбием и требовательностью ко вниманию. Все должно было быть только так, как скажет она, дочь губернатора и никак по-другому. Правда, по истечению своих девятнадцати лет, девушка так и не поняла, что в некоторые вещи ей все-таки не стоит совать свой маленький аккуратный носик, ибо знает она далеко не все. Так, например, только что ей не стоило совать свой носик в дела Питера, который уж, наверное, лучше знал, как следует вести коляску.
- Ах ты ж, черт побери! Стоять, копытное!!! - Пронзительно-громкий крик донесся до нежного слуха Джоан, прежде чем коляска резко качнулась влево, затем вправо, а затем и вовсе упала набок. Девушка хотела было завизжать, да только сердце у неё ушло куда-то в пятки и предательски отказывалось качать кровь, чтобы снабжать ею голосовые связки. - Мисс! Мисс  О'Брайн! С Вами все в порядке? Лошадь-то, лошадь-то не устояла! В ухаб-то свалилась! И мы-то вместе с ней! - Дверь коляски распахнулась и Джоан зажмурилась от яркого солнечного света. Она еле сдержала себя в руках, чтобы не послать всё и всех к чертям.
- Что ты встал как вкопанный?! Помоги же мне, старый пес! - Она буквально рычала от негодования. Её, Джоан О'Брайн, будут трогать черные руки негра, которые только что трогали вожжи! Но другого выхода не было.
Через несколько минут девушка уже стояла на ногах возле коляски и брезгливо оглядывала местечко, где так не вовремя оступилась лошадь. Рассерженно хмыкнув, девушка повернулась к Питтеру и прочеканила слова:
- Сию же минуту приступай к починке коляски. И не дай Бог узнаю, что ты убежал в ближайший кабак - выпорю, ей Богу! - Девушка вновь брезгливо осмотрелась. - Подай мне мой зонтик. Я осмотрюсь. Быть может, я найду джентльмена и он одолжит нам свою коляску.
- Да как же Вы, мисс  О'Брайн, одна-то пойдете-то! Негоже леди одной по улицам-то расхаживать! - Несколько озадаченно протянул негр, однако, торопясь отдать девушке зонт.
"Старый пес, только и думает, как скорее в кабак убежать! С твоей помощью я точно до дома вовремя не доберусь!"
- Не твое дело, - резко бросила Джоан и, подбирая пышные юбки, легкой походкой двинулась навстречу своим приключениям.

Джоан аккуратно шла вперед, не забывая при этом оглядываться по сторонам. Когда же девушка заметила молодого человека впереди, то первым делом пощипала себя за щеки, чтобы они подрумянились и покусала за губы, чтобы к ним прихлынула кровь. Впрочем, она и так была безупречна. И, к слову, прекрасно об этом знала.
- Мистер! - Окликнула она молодого человека, кокетливо пряча личико за зонтиком.

3

День "задался" с самого начала. Сначала Бью наступила на ногу лошадь одного из клиентов его собственного заведения, владелец животного, конечно, долго извинялся, но здоровья ноге это не прибавило - хорошо хоть, кобыла была под рост хозяина, и поэтому довольно низенькая. Но копыта, и этого не отнять, - не дамские туфельки. Впрочем, Изабелла, охая и ахая вокруг непосредственного начальника, по секрету сообщила Бэйли, что владелец скотины - сам тот еще мерин, что не могло не вызвать на лице контрабандиста ухмылку.
На этом, однако, неприятности бывшего вора не окончились - сначала у него едва не стащили кошелек (Бью поймал храброго постреленка прямо на месте преступления, когда детская ручонка уже тянулась к его поясу, как следует выпорол, уложив на колено, завещал не попадаться и сунул монетку, после чего парнишка, не веря своему везению, убежал), потом в таверне подали несвежую конину вместо обещанного "сочного бифштекса", а теперь вот Бью уже час шагал по пустынной дороге пешком, потому что его лошадь на всем скаку подвернула ногу и ее пришлось оставить в той самой таверне.
Девичий голос вывел Бэйли из весьма сумрачных мыслей. Замедлив шаг, мужчина обернулся и взору его предстало зрелище, по своей абсурдности и привлекательности могущее затмить самое лучшее из приключений, выпавших на долю его бесшабашной молодости. Прелестная юная особа, кокетливо прячущая лицо в тени зонтика, просто не могла оказаться на этой грязной, пыльной дороге! Бэйли решил, что небеса надумали вознаградить его за паршивый денек, не иначе, а ноги уже несли его к девушке.
"Фигурка просто божественна..." - мельком пропустив сквозь сознание весьма сумбурную мысль, хозяин борделя уже лучезарно улыбался незнакомке.
- Мисс? Я могу чем-то Вам помочь? - самым дружелюбным тоном поинтересовался бывший вор, останавливаясь возле "мисс" и чуть наклонив голову.

4

Когда мужчина развернулся, Джоан в тени аккуратного зонтика смогла разглядеть его лицо: узкое и смуглое, с ярко выделяющимися скулами и непривычного цвета глазами цвета охры. Одет он был достаточно странно: его зеленый плащ сразу же вызвал у Джоан прилив возмущения: ведь зеленый сейчас не в моде! И, не будь она настоящей леди, Джоан обязательно бы высказала ему все свои претензии, но вместо этого лишь учтиво промолчала, вновь пряча смуглое лицо от солнца в тени зонтика (не хватало ещё, чтобы веснушки появились!). Мужчина же в свою очередь  ослепительно улыбнулся дочери губернатора, из-за чего вызвал кокетливый румянец на её щеках.
- Прошу простить меня за такое вторжение, - бархатным голоском промурлыкала девушка, делая вид, будто бы ей и правда неудобно, - но моя коляска находится сейчас в самом плачевном состоянии. Я бы хотела попросить у Вас помощи, дабы добраться до дома, - девушка слегка приподняла руку в белой перчатке, чтобы приоткрыть лицо, с которого все ещё не сходил румянец.
Как бы сейчас девушку осудила Эллин, её самая строгая гувернантка, большая тучная женщина, которая с самых ранних лет воспитывала Джоан. С самого рождения Эллин ни на шаг не отступала от Джоан, находя в её движениях, речи и поступках недостатки, считая своим истинным долгом сделать из губернаторской дочки настоящую леди. И пусть, Эллин была негритянкой с плохим произношением, этикет она знала безупречно. И пыталась привить эти знания Джоан, что получалось достаточно плохо: попробуй непоседливую девчонку с горячей ирландской кровью заставить сидеть на одном месте и зубрить правила поведения на балу! Вот ещё! Да она лучше сама все познает, но уже через практику. Теория, понимаете ли, штука слишком занудная.
И сейчас, если бы Эллин увидела то, как Джоан просит у совершенно незнакомого мужчины помощь, она бы упала в обморок! А Джоан было плевать - лишь бы до дому скорее добраться.
- Мне нужна коляска, - без лишней фамильярности проговорила девушка, однако, храня в голосе тот же бархат.

5

О, как же по-цыгански пылко - хоть и мысленно - Бэйли возблагодарил всех богов и вместе с ними - любого происхождения высшую силу за то, что они встретились хоть и на пустой дороге, но в двух шагах от его вотчины. Кажется, судьба грозила сыграть с молодой леди злую шутку, подсунув ей в качестве единственной надежды добраться до дома ворье в отставке. На мгновение выражение лица Бью в полной мере можно было бы назвать физиономией кота, безнаказанно нахлебавшегося хозяйской сметаны.
Девушка была очень и очень мила - одетая по последней моде, она вовсе не казалась вульгарной или, наоборот, чрезмерно "напудренной", как большинство молодых особ из аристократического общества. А то, что юная мисс была аристократкой, не приметить было сложно - ненавязчивая жеманность так и сквозила в каждом ее жесте, вкупе с щегольским внешним видом.
- Если Вы согласитесь пройти со мной еще пару шагов, миледи, я с радостью предоставлю в Ваше распоряжение свою служанку. Она поможет Вам, если Вы захотите принять ванну с дороги, да и подкрепиться Вам, вероятно, не помешало бы. А тем временем у меня будет возможность обеспечить Вас коляской. Ах да... Вы... путешествуете в одиночестве? - в голосе контрабандиста читалось легкое удивление, впрочем, очень тонко не затрагивающее ту грань, где в нем мог бы послышаться упрек.
"Нда... такая женщина вряд ли обратит внимание на тебя, облезлая ты крыса, Бэйли... а впрочем... обратить-то она обратит, но черт возьми, не на тебя! Любой нормальный человек задумается вначале, почему на плаще так много пятен!"
И впрямь, таким потрепанным любимое одеяние вора стало лишь в последние пару дней - слишком они прошли суматошно, что бы можно было успевать обратить внимание на степень собственной ухоженности. Бью белозубо усмехнулся и жестом предложил девушке взять себя под руку.

6

Идти в чужой дом? Ох, Эллин была бы вне себя от негодования!
Эллин, но не Джоан.
Последняя никогда ничего не боялась, потому что, собственно, настоящих трудностей на её пути и не было. Джоан всегда была под надежной защитой тяжелой руки своего отца и непоколебимого духа своего брата, была под крепкой крышей своего большого дома с огромным количеством услужливых негров. Словом, у неё было все для того, чтобы жизнь казалась чудесной вещью, а настоящей трудностью для дочки губернатора был лишь выбор вечернего платья для того или иного балла. Ах, как она любила балы! Больше них она, наверное, любила лишь своих поклонников. Хотя, нет. Больше роскошных баллов она любила лишь одно - себя.
И конечно, ей в голову не могло прийти, что мужчина - не джентльмен. Ведь джентльмены бывают разные, безвкусно одетые в том числе. Посему, ласково улыбнувшись, она взяла его под локоть и двинулась с ним вперед.
"Я все делаю правильно. Ведь Питер, наверняка, уже убежал в кабак и пропускает там энный стакан. А мне нужно добраться домой до сумерек".
- Нет, я откажусь от ужины и от ванной. Я подожду у Вас в гостиной комнате, пока Вы сможете предоставить мне коляску, - девушка немного стыдливо опустила взгляд, делая вид, что ей крайне неудобно просить о таком одолжении мужчину, - нет. Возле моей коляски находится слуга, который пытается привести её в порядок. Я искренне надеюсь, что это у него получится, дабы не обременять Вас, - с её румяного лица не сходила улыбка.

ОСС: не пиши, пожалуйста, что мы зашли в дом)

7

Судя по всему, девушка-таки его побаивалась. По крайней мере такой вывод сделал Бью - да а впрочем, у нее на то были все основания. Непрезентабельного вида долговязый тип, предлагающий свои услуги молодой аристократке - что может быть более пугающим? Только тот же самый тип, в пьяном виде пытающийся залезть к этой же самой ил другой аристократке под юбки... Отогнав от себя тень каких-то не особо трезвых воспоминаний, Бэйли вновь перевел взгляд на девушку.
- Как скажете, леди, как Вам будет угодно.
Он остановился за несколько шагов до входа в "Кьерридо" и всерьез задумался, стоит ли так уж травмировать молодую особу.
- Вы... позволите узнать свое имя? - Красавчик, даже в процессе раздумий, не прекращал живого диалога. Он рассматривал юную незнакомку - пока еще незнакомку - ненавязчиво. но весьма пристально. Красотка, что и говорить. Стройная, но не костлявая, и все при ней... Еще немного, и мужчина начал бы ронять голодную слюну, при том что увлекал его всегда скорее процесс ухаживания и обоюдного кокетства, нежели логическое развитие событий.

8

Девушка, ненавязчиво взяв под локоть мужчину, уверенным шагом шла вперед - она вообще редко в чем-то сомневалась. Да и что сомневаться той, которая привыкла жить по четкому расписанию дня и под чутким присмотром гувернанток?
- Мое имя Джоан, - она на секунду замолкла, остановившись возле большой массивной двери в здание и немного озадаченно взглянула на своего нового знакомого, -  Джоан Лили О'Брайн, - произнесла она не без гордости, зная, как люди реагировали на её "громкую" фамилию. А реагировали они по-разному, но то было в душе. Но Джоан их души волновали мало, точнее, совершенно не волновали. Девушке было важно лишь то, что было написано на театральных лицах этих людей: беспредельный восторг и гордость за то, что у их губернатора такая прелестная дочь. Посему, не вызовет большого удивления тот факт, что и в лице её сопровождающего мужчины Джоан с великим нетерпением ждала выражения восхищения.

Солнце неспешно катилось за линию горизонта, постоянно напоминая Джоан о том, что скоро на землю спустятся мрачные сумерки. Это время суток девушка не любила, ведь в темноте черт знает кто мог внезапно появится из-за дерева и до смерти напугать изнеженную мужским вниманием, но крайне малодушную и себялюбивую дочь губернатора.
"Черт возьми, когда ты уже дашь мне коляску!" - Выругалась про себя Джоан, не меняя прежнего ласкового выражения лица, лишь в её зеленых, словно у кошки, глазах, промелькнул недобрый огонек. "Ах! Сию же минуту возьми свои слова назад: при Боге нельзя чертыхаться!" - И коварных огонек в её глазах стремительно погас. Так или иначе, но при упоминании о Боге, девушка всегда брала себя в руки и поступала только правильно. Правда, "правильно" в её понимании принимало достаточно сомнительные значения. Снисходительно улыбнувшись мужчине, Джоан вновь нетерпеливо посмотрела на входную дверь.

- Мисс  О'Брайн!  О'Брайн! - До её слуха донесся знакомый голос Питера, звучавший откуда-то издалека. Легко повернувшись, девушка вгляделась в стремительно приближающуюся фигурку её слуги. - Куда ж вы идете-то, мисс! Это ж последнее заведение-то мисс! Ай-ай-ай, надо нам с Вами скорее уходить-то, пока вас тут никто не увидел-то! А то ж мне от мисс Эллин-то достанется за то, что не уследил за вами и вашей идеальной репутацией-то! - Он говорил сбивчиво, пытаясь отдышаться. От него так и разило резким запахом перегара, унюхав который, Джоан буквально сразу изменилась в лице: от милой преснейшей леди и следа не осталось, её в ту же секунду сменила разгневанная фурия! Резко отпустив мужчину, она двинулась в сторону Питера:
- Что ты мне тут чепуху несешь!? - Джоан вновь едва ли не рычала: черт бы по побрал этих непутевых негров! - Починил коляску? - Требовательно спросила она и, получив отрицательный ответ, вспыхнула, как кусок дерева, которую предварительно облили скипидаром, - конечно, где коляска, когда в миле кабак! Старый пес! Вот доберемся до дома и получишь у меня! - Единственное, что действительно могло вывести девушку из себя, даже несмотря на присутствие других людей - это ослушание её приказов. А Питтер её ослушался.
Больше даже из вредности, чем из-за спешки, Джоан резко развернулась к Питтеру спинок и вновь взяла мужчину под локоть. Казалось, она, словно удав, целиком заглотит первого, кто попадется ей на встречу.
- Мисс, так там же это... Там-то того... Бордель там. Знаю ведь я это заведение-то, - уже без лишних предисловий тараторил Питтер.
Услышав непристойное для своего изнеженного слуха леди слово, Джоан отшатнулась от мужчины, словно его кожа невыносимо нагрелась и внезапно ошпарила смуглую кожу Джоан. Питтер хоть и последний тунеядец, но всегда старался сохранить репутацию Джоан, в основном потому, что боялся Эллин.
Страшно было подумать, что творилось сейчас в душе Джоан.
Как это, черт возьми, её, аристократку, дочь губернатора, её, прелестную Джоан Лили О'Брайн, едва ли не втащили в бордель! Да она даже слово такое никогда бы не произнесла! Слава Богу, если её никто не видел. А что, если видел?
Её зеленые глаза яростно сверкнули, когда она смотрела на мужчину в запятнанном плаще. Лицо уже не хранило той девичьей миловидности - оно было словно у побитой дикой кошки, которая готова была в любой момент напасть и растерзать своего обидчика на куски.
- В_ы_х_о_т_е_л_и_з_а_т_а_щ_и_т_ь_м_е_н_я_в_э_т_о_
г_р_я_з_н_о_е_з_а_в_е_д_е_н_и_е!?
- Она цедила каждую букву, хотя голова её соображала совершенно в другом русле: как бы её никто здесь не увидел! Иначе репутации конец!

Отредактировано Джоан Лили О'Брайн (2010-10-22 20:22:46)

9

Бэйли еще витал мыслями где-то в облаках, а ситуация уже вышла из под контроля длинных пальцев бывшего вора. Темные карие глаза сузились при взгляде на подбежавшего негра, который только что испортил Бью если не самую веселую шутку за последние несколько дней, то уж отношения с миловидной барышней - точно. А барышня, меж тем, отпрянула от контрабандиста, словно тот был плюющейся коброй. Ну что ж, небезосновательно, стоило бы отметить.
- Ах, мисс... - между тонких бровей мужчины залегла задумчиво-укоризненная морщинка, он насмешливо развел руками. - Воистину, вам есть, за что на меня сердиться, однако... - он обратил мягкий взгляд на Джоан и только тут, кажется, сообразил, что за девушку судьба отправила прямиком к нему в руки, чтобы тут же лишить его возможности с ней пообщаться.
"Что ж, поздравляю, приятель: ты едва не завел в публичный дом дочь губернатора!"
От таких мыслей на душе создалось довольно странное ощущение. С одной стороны... "Дьвол, и чем же это кончится? Прикроют и твой бордель, и тебя вместе с ним". А с другой... "Нет, но как забавно. Бэйли, ты просто везунчик. Дочь губернатора в "гнезде разврата"... Что-либо более абсурдное и веселое сложно придумать!"
Надо сказать, Бью и так считал, что леди сама поймет, куда попала, как только увидит Мадам при входе, так что реакция была бы предсказуемой. Но... тогда шуточка принадлежала бы Красавчику. А так ее отнял какой-то негр.
Итак, менять линию поведения все равно надобности не возникало и Бью продолжил, лукаво сверкая глазами:
- Я всего лишь предлагал доступную мне помощь... Разве дочь губернатора, бредущая по пыльной дороги в сопровождении полупьяного раба - это очень уж презентабельно? - тут его голос стал вкрадчивым, чуть более негромким, чем ранее. - А на моей коляске на написано, откуда она. - Он усмехнулся. - Так мисс согласится принять помощь или предпочтет ждать, пока ее негр починит Вашу коляску? - он вскинул брови, ожидая ответа.

10

Мужчина держался спокойно, в голосе его чувствовались уверенность и доля сарказма, а на лице играло подобие усмешки. Черт побери, он же должен был едва ли не к ногам её пасть, моля о прощении! А он стоит, как ни в чем не бывало, разводит руками и явно насмехается над ней! Черт бы побрал всех мужчин и этого экземпляра в частности! Наглые, самоуверенные, дерзкие создания! И зачем их вообще создал Бог?

Девушка все ещё стояла напротив высокого смуглого мужчины, щеки её полыхали огнем, да только не из-за кокетства, а из-за самых настоящих ярости и унижения, что только что на своей шкуре испытала Джоан. Нет, она просто так этого не оставит, не будь она дочерью губернатора! Если женщина обижена - она обязательно отомстит и месть её будет страшна. А если женщина смертельно обижена, то и месть будет смертельна. Смертельно страшна.

- Да я лучше пойду по грязи босиком и без слуги, чем поеду в коляске, которую предоставите мне Вы! - Вспылила она, однако, понимая, что этот вариант был не лучшим выходом из сложившейся ситуации. - Черт возьми, Вы - сущий дьявол! Вам это просто так с рук не сойдет!- Прикрикнула Джуан в сердцах и буквально сразу прикусыла язык. Она ведь совершенно забыла, что рядом находится Питер - старый негр, любящий взболтнуть чего-нибудь лишнего. Ах, что будет, если он проболтается Эллин, что её занесло в бордель! Но что будет, если Эллин узнает, что она, Джоан Лили О`Брайн, дочь губернатора и настоящая леи, чертыхается! При этой мысли Джоан сразу поутихла, тихо выдохнула и сердито взглянула на Питера. Тот, пугливо сглотнув, лишь согласно кивнул, словно понял все без слов.

"И что же мне делать? Нет, коляску я не возьму ни за что! Я лучше отправлюсь без воды в пустыню, чем возьму такую подачку! Тогда... Тогда мне придется идти домой пешком, а до дому не так близко. Да, черт возьми, я пойду пешком!" - Фыркнула Джоан, радуясь, что её мысли принадлежат только ей и никто не может их прочесть.

11

Чертовски хотелось выпить и денег. Или денег, чтобы выпить. А потом обязательно женщину! В общем, условий было несколько и хорошо бы, чтобы они совпадали по времени наличия у весьма озабоченного здоровьем своей печени скромного мистера Райса, мирно бредущего по дороге к трактиру.
Мужчина вошел в бушующее страстями и эмоциями посетителей заведение достаточно тихо. Не к месту открывать ногой дверь, если после не собираешься продолжить драку в лучших традициях портовой романтики.
Оглядывая присутствующих, Морган не стал терять времени и направился прямиком к барной стойке, где невозмутимо выложил на стол деньгу, за которую был щедро вознагражден стаканом рома. Ароматная обожаемая жидкость приятно разлилась по глотке, опускаясь вниз к желудку. Райс прищурился и глянул на крепкого моряка, который рассказывал что-то эмоционально о своем плавании собутыльникам за столом в углу.
Скоро он придет сюда набирать команду. Скоро. Но не сегодня. Возможно завтра или позже. Но точно не сегодня.
Второй стакан волшебного напитка слегка затуманил сознание, что вылилось в искомое состояние легкого опьянения. Райс кивнул бармену и пошел прочь, похлопывая пальцами по истощавшему кошелю.
Нужно было идти в плавание в ближайшее время, иначе... Он почесал живот, пригладил кое-как растрепавшиеся на ветру волосы, плюнул на обочину и двинул к незатейливо стоящему поодаль зданию, которое манило своей загадочной недосказанностью.
Шлюхи, мадам, куртизанки, "честные" крестьянки - все это ждало его, как только деревянные створки заведения разверзнутся перед ним, как ноги гулящей женщины.
Короткий путь в раздумьях и предвкушениях привел к парадной двери, но вот сюрприз, не нужно было и напрягаться, у дверей его уже ждала прекрасная дама в розовых одеждах.
А вот вам изюминка к тортику, - сказала ворона, пролетая над пикником.
Морган поправил ворот кожаного жилета и приблизился к женщине, ладонь легла на ее талию, притягивая женщину к себе.
А что это Вы вышли погулять, очаровательная чаровница? - наигранно сладко произнес он у ее уха, вдыхая аромат тела, который был, как ни странно, смешан с запахом довольно-таки недешевых духов.

12

Кажется, сегодня у мисс Джоан обещал быть удачный день... Бью едва не подавился смешком, когда кто-то из клиентов его "мадемуазелей" подплыл к девушке и фамильярно ее приобнял. Бэйли усмехнулся в ладонь, решая про себя, стоит ли вмешиваться. Защищать молодых особ было вовсе не в его стиле, тем более после того, как эти особы ему сообщали, чтобы он шел к черту. Воспитанный, а точнее, невоспитанный в трущобах, Бейли мог изобразить из себя джентльмена. Но вот стать им - увы и ах. Да и потом у мисс рядом был бравый слуга, так рьяно ее опекающий.
Хотя стоит сказать, понаблюдать за этим зрелищем определенно стоило, поэтому Бью просто сделал пару шагов в сторону мужчины и, легонько похлопав того по плечу, подлил масла в огонь:
- Осторожнее с мисс О'Брайн, сэр. не каждый день Вы обнимаете дочь губернатора. Цените момент...
Контрабандист развернулся на каблуках и прошел к дверям борделя, на прощание подмигнув старому негру. Откинув мешающую темную прядь, Красавчик мягко улыбнулся девушке, открывая дверь своего заведения, откуда пахнуло смешанным ароматом духов, послышался веселый смех и вылетела женская подвязка, которую легко поймал цепкими пальцами владелец публичного дома. Поцокав языком, он усмехнулся.

13

Да, день был определенно удачный, тут и говорить нечего.
Завидев за спиной Джоан уже другого мужчину, чья рука неторопливо легла на тонкую талию девушки, Питер съежился подобно котенку, перед маленькой пушистой мордочкой которого возник большой голодный пес. И, нет, он испугался вовсе не рослого зеленоглазого мужчину, одетого в грязный пиратский ширпотреб. Старый негр испуганно пожал губы и отпрянул на пару шагов назад как только увидел лицо Джоан: тепло-карие глаза злобно горели всеми огнями ада, пухлые губы были сдержанно поджаты, щеки полыхали недобрым багрянцем. Казалось, ещё чуть-чуть и она взорвется.
Но, знаете, нет предела женской хитрости. И даже ярость отступит на несколько шагов назад, когда на первый план выходит коварство. Благо, в Джоан его было столько, сколько и полагалось настоящей леди.

Незаметно разжав маленькие кулачки в аккуратных белых перчатках, девушка изящно повернулась лицом к своему...кхм, к своей новой жертве. Она, конечно, знала, что прекрасна и что мужчина удивится тому, какая она хорошенькая, ухоженная и аккуратная. Такая женщина в таком месте! Да, безусловно, он удивится. Приятно удивится. Кокетливо опустив глаза цвета молочного шоколада, Джоан спрятала теплый взгляд за длинными черными ресницами и чуть-чуть, только уголками губ, как и следует настоящей леди, улыбнулась мужчине. Завидев краем глаза недоумение в лице Питерра, Джоан повернула голову и ласково улыбнулась ему. Тот, казалось бы, все понял.
А потом, черт возьми, вмешался её старый знакомый и раскрыл все карты лишь одной фразой: мужчина сказал, что она - дочь губернатора. Все её коварные планы пошли коту под хвост.
Настоящая леди бы гордо вскинула голову, расправила плечи и ушла бы, даже не оглянувшись.
Но, признаться честно, Джоан лишь хотела, чтобы её считали настоящей леди. И сама себя считала таковою. Но никогда ею не была. Джоан была слишком самолюбива, горяча, эгоистична и задириста для леди. И её ирландская кровь вновь и вновь начинала кипеть с такой силой, что самый ярый пират порой мог позавидовать бы её горячему темпераменту.
- Вы, - зло процедила она, показательно отворачиваясь от обоих мужчин и подходя ближе к Питеру, который вновь сжался от страха, лишь заметив глаза Джоан, - мерзкие старые мужланы! В Вас нет ни капли достоинства, кои есть у настоящих джентльменов. - Была или не была она леди, но она не могла дать полную волю языку - здесь был Питер. Ах, если бы не было его, она бы показала этим двоим повесам, что значит настоящая ирландская кровь! - Вы будете гореть в аду! - Джоан хотела было с этими заключительными словами резко повернутся лицом к мужчинам, дабы усилить эффект своего превосходства. Но вместо этого предательски запнулась о камень и едва не упала лицом на землю. И это оказалось последней каплей её и без того не резинового терпения.
- Черт бы Вас всех побрал здесь в этом Богом забытом месте!!!

14

Рука поползла по кружевам к животу, украшенному какими-то нашитыми цветами, а губы коснулись шеи девушки. Она была чистенькой и аккуратной, волосы уложены совершенно недавно, легкий аромат духов прибавляет какого-то особенного флера, не такого, как обычно у портовых девок.
Только спустя пару минут Морган заметил шевеление у двери борделя, а затем услышал голос мужчины, который визуально был ему знаком. Возможно, как-то был связан с этим бизнесом.
Дочь губернатора значит? - специально после слов грязноватого мужика к темном плаще он не убирал руки, рассматривая девушку, которая обернулась и принялась возмущенно что-то лепетать.
Нет, ну он, конечно, удивился тому, что портовая девка одета в шелка и корсет под стать английским модницам, что пахнет, как дама, коих ему доводилось...ну, скажем, нюхать. Но чтобы так сразу и такое откровение, это было слегка шокирующе, и вполне вероятно, он захотела бы отомстить наглецу, благо слуга, пускающий бульбы в углу был стар и пьян, а она сама не так проницательна, чтобы признать в мужчине преступника закона.
- Вы, - зло процедила она, показательно отворачиваясь от обоих мужчин и подходя ближе к рабу, - мерзкие старые мужланы! В Вас нет ни капли достоинства, кои есть у настоящих джентльменов.
Мерзкие - да. Старые? Ну, можно обсудить. Мужланы? Ха три раза.
Левая бровь Моргана поползла вверх, он лукаво прищурился, чуть приближаясь, чтобы насладиться гневным выражением лица высокопоставленной дочери, высокопосаженного губернатора.
Не у всех джентльменов столь достойное достоинство, кое можем продемонстрировать мы, - он едва ли не задыхался от смеха, когда глубоко поклонился, разведя руки в сторону, и проговорил медленно с расстановкой, - миледи.
Но "миледи" не успокаивалась, она выдала перл, коего и стоило ожидать!
Да, мисс... - Райс не знал фамилии губернатора и не запомнил ту, что назвал мужик ранее, - там и встретимся, - он усмехнулся и поймал истеричную особу голубых кровей за талию, когда та споткнулась на последнем выкрике.
Она и правда была хорошенькой, только вот злобное лицо все портило. Пальцы Моргана легли на декольте девушки, чуть ниже ключицы и прошлись по гладкой коже до начала корсета.
Нас-то, мисс, обязательно, а вот Вы одна, в таком месте, - он наигранно вежливо улыбнулся, дыхнув парами рома на дикую дамочку.
А впрочем, - Райс резко убрал руку, оттолкнув ее от себя, - это не должно касаться такого мерзкого мужлана, как я, - подмигнул и направился к двери, в которую недавно вошел первый.
Приятный аромат похоти, ожидание шикарного счастья в восхитительных объятьях профессионалов - все это манило, но он сделал свой выбор на сегодня.  Пират улыбнулся во все имеющиеся зубы и, еще раз окинув взглядом дочь губернатора, обратился к жавшемуся в углу рабу.
И сколько ты за нее хочешь? - нарочито громко и невозмутимо.

Отредактировано Морган Райс (2010-10-26 00:28:46)

15

Окинув взглядом всю эту по-своему забавную, но в целом довольно неприятную - в частности, для дочки губернатора, картину, контрабандист вошел в двери борделя, притворив их за собой. Помогать никому он не собирался, равно как и мешать "личному счастью" типа, что лапал сейчас Джоан. Бэйли, как уже было сказано ранее, в джентльмены не метил.
Белозубо улыбнувшись Изабель, которая как раз сейчас беседовала с очередным клиентом, Красавчик прошел наверх по лестнице, где у него были свои апартаменты, и улегся на кровать, сняв предварительно запыленный камзол и сапоги. День получился довольно-таки утомительный, и, что и говорить, не слишком продуктивный.
На губах заиграла усмешка. Ну что ж... сегодня не слишком удачный денек, значит, завтрашний просто обязан быть лучше, интереснее. Опустив по-цыгански длинные ресницы, бывший вор заложил за голову длиннопалые худые руки и задумался над тем, что же сейчас происходит у входа в "Кьерридо".

Оос: дальше, соответственно, моих постов можно не ждать.

16

- Уберите от меня свои грязные руки, старый развратник! - Звонко запротестовала Джоан, пытаясь как можно скорее вывернуться из цепких рук пирата. Но у него, кажется, на дочь губернатора были совершенно другие планы. Мужчина, которого, кажется, при рождении не обделили ни внешностью, ни наглостью - был сродни самой Джоан, что её ужасно раздражало. Конечно, такое количество самоуверенности, наглости, страсти и дерзости, мастерски прикрытых дамским кокетством и аристократическим жеманством, могло быть только у неё. А этот экземпляр вида похотливых самцов так и кричал, что наглые и дерзкие мужланы не перевелись ещё на... кхм... На этом острове.
- Питер, черт возьми, если ты так и будешь смотреть на этого мерзавца как баран на новые ворота и сию же минуту не побежишь за помощью, я обещаю, я расскажу Эллин о том, как ты, старый пес, бросил меня здесь одну и ушел пить в ближайший кабак! - Уже перейдя но более спокойный тон, говорила Джоан, не сводя горящих глаз с негра. Тот сию же секунду подорвался с места и сверкнул пятками по направлению к городу. Но Джаон лишь вздохнула - девушка знала, что Питер не придет с подмогой - негру в городе ни один порядочный человек не поверит. А пока этот дрожащий кролик добежит до губернаторской виллы - настанет уж новый день. Надеяться на Питера не было смысла. А вот избавиться от его маленьких шустрых глазок - смысл был.
Когда Питер скрылся - девушка на секунду закрыла глаза, думая, куда и как лучше ударить. Что-что, а хорошими затрещинами оперировала она прекрасно - на бестолковых неграх было время потренироваться. Посему, быстро что-то прокрутив в голове, Джоан не слишком ловко, но вывернулась и ударила пирата ладонью по шершавой щеке. При этом лицо её оставалось невозмутимым и спокойным, а глаза даже веяли ледяным холодом.

17

- Уберите от меня свои грязные руки, старый развратник! -  в ночной темноте глянуть на руки было проблематично, но Морган не зря побывал в самых забытых Богом дырах Карибского моря.
Он справился и с таким заданием, недоуменно разглядывая ладони. Да, грязные, да, развратник. И чего, спрашивается, так верещать?
Вот если бы она помолчала, так цены бы мадам не было. А так, что, а так после ее последней реплики стало понятно:
Так вот у кого из вас яйца, - радостно заключил Райс, и приложил свободную ладонь к груди, умиленно улыбаясь.
Однако не тут-то было, дамочка развернулась и, все еще строя из себя недотрогу, залепила ему смачную пощечину.
С секунду пират смотрел прямо на нее, замерев в недоумении, которое вылилось в слова:
За что? - их можно было бы расценить, как обиду, да и нижняя губа мужчины слегка надулась.
Но пусть прохожих не обманет его лукавый прищур и чистые серые глаза.
Нужно извиниться, Вам не кажется миледи? - Райс грубо притянул женщину к себе, схватив ее рукой за оба запястья и прижал свои губы к ее, чувствуя вкус каких-то фруктов на нежной коже девушки.
Получилось коротко и страстно, будто сорвал лепесток с розы, приятно и с вожделенным продолжением.
Мммм, а мисс та еще штучка, - протянул он, отстраняясь.

18

Пропустить первую фразу мужчины мимо ушей было сложно, но Джоан просто не нашла, что ответить: опускаться до уровня этой бескультурщины она не собиралась, но и молчать она не слишком хотела. Но иногда нужно было умерить свои амбиции и погасить желания, чтобы в конечном счете таки прийти к желаемому. Так Джоан и поступила: гордо и непринужденно вскинув голову, девушка промолчала.
Но вот после дальнейших действий пирата молчать уже сил не было. Да что там, молчать... Был бы во время этого поцелуя у Джоан в руках пистолет и, ей Богу, она бы пристрелила мерзавца! Но, признаться честно, Джоан ещё никто так не целовал... Так коротко и так страстно. И скрыть трепет, так внезапно накрывший девушку с головой, было достаточно сложно. Так же сложно, как и спрятать проступивший на щеках румянец.
- Вы, - выдохнула она, смело глядя ему в глаза снизу вверх, - поплатитесь за это! - Голос стал на тональность выше, миловидное личико, секунду назад залитое багряной краской, теперь выражало лишь надменность и отвращение, а глаза вновь отдавали самолюбивым холодом.
Джоан сделала неловкую попытку вырвать свои белые ручки из его грубой медвежьей хватки, из-за чего мужчина причинил ей лишь боль. Вскрикнув, скорее от неожиданности, чем от сильной боли, Джоан выругалась про себя и от всей своей большой доброй души наступила мужчине но ногу своей тяжелой туфелькой с острым каблуком.
- Отпустите меня! - Она не просила, она приказывала.

19

А он все ждал истерики... Ищите, да обрящете, как говорил один его знакомый плотник.
- Вы, - она визжала, - поплатитесь за это!
Да что ты? - ему не было интересно каким образом он поплатится, не было интересно, какие чувства она испытывала, когда вздрогнула, а потом расслабилась во время поцелуя.
Ясно было одно - отвращением и не пахло.
А может и нет, - девушка попыталась вырваться, но "грязные лапы" пирата помешали ей это сделать, а его попытка повторить незатейливый трюк, проделанный ранее, заставила ее попятиться.
- Отпустите меня! - приказным тоном произнесла мисс дочь губернатора.
Хорошо, - вдруг легко согласился Морган и разжал руки, девушка по инерции шагнула назад и, наткнувшись на камень, шмякнулась на спину.
Эээй, ты хочешь прямо тут, в грязи? - хохотнул Райс и направился, чтобы...
Чтобы, собственно, что? Поднять? Посмеяться? Продолжить целовать чистенькую мадам?
Предательски выступающий камень подвел бывалого моряка и заставил его прильнуть к земле, накрыв своим телом розовые кружева дочери губернатора.
Ох, ром... - только и проговорил он, поднимаясь на руках, что было явно неверно истолковано девушкой.

20

Она едва ли успела открыть рот от удивления, как оказалась в грязи. Она, Джоан О`Брайн, почтеннейшая дочь губернатора, одна из самым кокетливых и прекрасных дам двора, в мерзкой липучей грязи возле не менее мерзкого борделя! Ох, лучше бы она приняла предложение от господина Бэйли, нежели оказалась здесь и сейчас в таком положении!
- Встаньте с меня немедленно, грязное животное! - В истерике закричала девушка, стараясь приглушить в себе навязчивое желание взять и уткнуться мужчине носом в плечо, ища у него защиты и возможности спрятаться от внешнего мира и стыда. Ей было невыносимо стыдно, ей было невыносимо страшно. Но пирату - человеку, для которого нет никаких границ, не понять её страхи, - страхи потерять статус в обществе, уважение, авторитет.
Ведь не дай Бог, кто узнает, что она ошивалась возле борделя! Не дай Бог, кто узнает, что к ней смел так развязно прикоснуться совершенно незнакомый мужчина! Черт возьми, да она лучше умрет, чем покажется на глаза отцу или брату после такого!
После этих мыслей, беспощадно пожирающих её маленькую светлую головку, Джоан стало дурно. Корсет не давал вздохнуть полной грудью, бусы, так туго завязанные на её белой шее - не добавляли счастья. Все закружилось в хаотичном движение, смуглое лицо мужчины перед ней расплылось, а затем и вовсе исчезло. Как, собственно, и любые другие картины.
До этого раза Джоан всегда имитировала обмороки, как было модно в светском обществе. Слабость женщины, её якобы переживания, высокую чувствительность - всегда нужно демонстрировать. И Джоан прекрасно все это демонстрировала, восхищаясь своей великолепной актерской игрой и озабоченными лицами мужчин вокруг неё. А теперь...


Вы здесь » Пиратская Бухта » Порт-Ройял » Бордель "Кьерридо"