Пиратская Бухта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пиратская Бухта » Флешбэки » жизнь лишь предлог, чтобы остаться здесь.


жизнь лишь предлог, чтобы остаться здесь.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
Кристиан Ламбьель
Томас Кингстон.

2

...Не существует на свете ничего более постоянного, чем временное. Долгое, нудное скитание по миру в поисках чего-то лучшего, совершенного – тоже не увенчается успехом. Все тщетно и суетно, как ни посмотри. Все то же и все те же. Меняются лишь декорации, фон, на котором развертывается пьеса жизни.  Комедианты всего-навсего меняют маски. А суть от этого не меняется. Потому что, актеры плохи, как и это проклятое время, в которое приходится существовать. Не жить, а именно существовать...
Отгорал закат, окрашивая небо неестественный кровавым цветом. Казалось бы, наступала та долгожданная пора, когда можно, укрывшись от палящего и ненавистного солнца, источающего жаркий яд, отдохнуть в тени мансарды. Ан нет. Неправильные люди населяли здешние места. Неправильные... Жизнь не замирала ни на минуту. Всем куда-то было нужно попасть. Шлюхам – заступить на почтенную службу. Констеблям – спрятаться в ближайшем борделе, напиваясь и щупая округлые задницы ночных бабочек. Контрабандистам – проверять такелаж, готовясь к очередному рейду. Работорговцем – сгонять свой товар на «тайные» рынки.  А почтенным гражданам... А были ли тут, собственно говоря, почтенные граждане? Это вам не Версаль. Хотя, там их встретить можно еще реже...
Изящный молодой человек, одетый в черный расшитый серебром испанский костюм, неспешно прогуливался по пристани, лавируя между отбросов и нечистот, которыми изобиловало сие богоугодное место. Что поделать – это порт. На его аристократичном  лице блуждала какая-то неопределенная улыбка, легкая и невесомая, как утренняя дымка. Но дымка на море может легко превратиться в туман, гибельный для судов. Так же было и с ним. Кристиан Ламбьель, а это был именно этот человек, был схож с этим ласковым убийцей кораблей. Он и был им – убийцей. С внешностью ангела. Но не здесь, а там, в бушующем морском просторе, стоя на юте и раздавая приказы тихим, но звучным голосом.
Так вот, Кристиан прогуливался по пристани, размышляя на тему того, как скоро его красавицу, его единственную желанную любовницу, его Вечность, можно будет вывести из скалистой бухты, служащей из-за своей безлюдности, идеальным местом для дока. Бой с несколькими испанскими галеонами, произошедший недалеко от Ямайки, основательно потрепал "L`éternité", и без того требующий ремонта. Так что в данный момент мсье Ламбьель был лишен счастья находится на палубе ставшего уже родным корабля, вместо этого меряя шагами набережную.
Солнце меж тем все более опускалось за горизонт. А человек, назначивший встречу, не спешил предстать пред взором  француза. Что – то его задержало. А может – кто-то...
Тихо чертыхнувшись, Крис уже собирался было уходить, устав от бесцельного созерцания моря, как вдруг его острый взгляд заметил хорошо одетого, даже более того -богато одетого юношу, сидящего на причале и как-то потерянно глядящего на закат. По виду, ему было лет 14-16, и принадлежал он явно привилегированному ямайскому обществу. У Кристиана даже мелькнула мысль, что он где-то видел его парня. Только вот где?
Наверное, Ламбьель спокойно бы прошел мимо, если бы не выражение лица того парнишки, чем-то напомнившее его самого в юности.  Чуть улыбнувшись, он подошел к нему, присаживаюсь рядом.
- Благородному господину не стоит находиться в подобном месте в это предвечернее время. Мало ли что может случиться... Море надежно скрывает все следы.

3

Что делать, когда ты глуп? Не в науках, а в жизни. Ты не знаешь, что тебе делать в той или иной ситуации. Чувствуешь себя песчинкой... Каплей в этом огромном море. Оно такое глубокое, такое опасное...
Томас сидел на краю причала, свесив ноги к воде. Ветер с моря доносил до него соленые капли, которые оседали на щеках и губах парнишки. Кингстон-младший смотрел в мирно покачивающиеся волны, вспоминая свой сегодняшний день... Опять сора с отцом. Опять он выгнал очередного преподавателя... Этот холодный скупо разговор с отцом... Крики Тома... А потом он просто пробежал в свою комнату. Хм, что греха таит перед самим собой, его послали в комнату и запретили выходить до ужина.
Я ненавижу, когда мне что-то запрещают! Я ненавижу, когда мне указывают! - подумал Томас, с силой кидая в воду камень. Брызги рассыпались яркой искрой в свете заходящего солнца.
Том никогда еще не чувствовал себя так одиноко. Впервые ему захотелось утопиться. Может быть, тогда хоть кто-нибудь заметит его существование? Хотя вряд ли. Просто возможно рыбаки у пристани подумают, что "вон тот пацан в богатом сюртуке, просто ушел"... Парень поднял глаза с воды на заходящее солнце, стараясь не отводить взгляд. Он ощущал, как от пересыхающей слизисто по щеке скатилась одинокая слеза, одной каплей падая в море. Все олицетворение его самого. Такая же прозрачная и, по сути дела, пустая...
На секунду Томас вспомнил, как он убежал из дома. Его заперли, в своей комнате, но, на счастье, у окна растет большой раскидистый дуб, до ветки которого не хватает лишь одного маленького прыжка. Именно по нему Томас всегда и вылезал из комнаты. Но почему он прибежал именно сюда? Он любил частенько забираться на английские корабли, изображая из себя пирата и представляя себя в открытом море. Его шпага рассекала воздух, и в эти моменты ему никто не был нужен кроме мечты увидеть открытое море. Но сейчас... Сейчас ему больше всего хотелось в уже остывшую, горящую алым светом на закате, воду.
- Благородному господину не стоит находиться в подобном месте в это предвечернее время. Мало ли что может случиться... Море надежно скрывает все следы.
Том вздрогнул, услышав голос позади себя. Быстро смахнув рукой с щеки влажную от слезы дорожку, он повернулся к мужчине. Тот словно прочитал мысли мальчика, касательно следов и моря... Но сейчас по Тому мог понять его происхождение лишь знающий человек, шитая из английского хлопка рубашка была простой, но отличалась своей белоснежностью и точным размером. В короткий жилет выдавал лишь китайский атлас на спине. Ах да... эфес и филигрань на шпаге... Вот то, что выдает его.
-Мы знакомы? - Томас поднял на ноги, смотря на мужчину. Тот был очень богато одет. Возможно из высшего общества, но кто он был. Том не узнавал. Хотя он частенько забывал людей.


Вы здесь » Пиратская Бухта » Флешбэки » жизнь лишь предлог, чтобы остаться здесь.